?> Врач‑травматолог: После приема у меня болит та часть тела, которую повредил пациент — Люди — интервью с интересными людьми — РИАМО|Свежие новости Подмосковья

Врач‑травматолог: После приема у меня болит та часть тела, которую повредил пациент — Люди — интервью с интересными людьми — РИАМО

Врач‑травматолог: После приема у меня болит та часть тела, которую повредил пациент

В коллективном бессознательном врач-травматолог ассоциируется с образом мощного сурового мужчины, который любит черный юмор и не знает жалости к пациентам. Однако в душе травматологи очень чувствительные люди, просто им нужно лечить переломы и вправлять кости, а не поддаваться эмоциям. Насколько трудна работа травматолога, почему они становятся циниками и какие переломы чаще всего получают люди, корреспонденту РИАМО рассказал врач-травматолог и ортопед Данила Коваленко.

- Данила, насколько для врача вашей специальности важна физическая сила?

Во время учебы в вузе я представлял себе травматолога мужчиной крупного телосложения, весом от ста килограммов и обязательно с животом. Недаром оперирующие хирурги называют его своей третьей рукой и нередко придерживают животом инструмент. Работающему с переломами врачу действительно приходится применять физическую силу, ведь мышцы пациента сопротивляются воздействию. Поэтому все травматологи-ортопеды занимаются фитнесом или посещают качалку.

Однако в этой специальности много девушек – они занимаются малотравматичными и малоинвазивными операциями, которые не требуют большой физической силы.

«Фуфломицины – это бизнес»: врач рассказал о бесполезности БАДов>>

©  из личного архива

- Какие категории пациентов чаще всего попадают в травму и какие случаи из практики запомнились?

В основном люди травмируются по глупости. Например, из-за любви. Помню, в начале моей практики привезли парня, который бросился под поезд метро. В последний момент он поднял голову с рельсов, но ему отрубило обе руки. Мы не смогли их сохранить.

Запомнились также влюбленные подростки 17 и 16 лет, вместе прыгнувшие с крыши 5 этажа. Их жизни спасти не удалось.

Еще один показательный для Москвы случай. Пациент оставил машину на обочине МКАД и решил перейти на другую сторону. Его сбила машина, и он получил перелом таза, бедренной и берцовой костей, нескольких ребер. За месяц в стационаре он перенес три операции и ушел от нас на своих двоих. Мораль такова – никогда не пытайтесь переходить МКАД пешком.

Отдельную категорию пациентов составляют везунчики в состоянии алкогольного опьянения. Правду говорят, что пьяному море по колено. Как правило, для таких людей все ограничивается только ушибами. Они могут упасть с третьего этажа и не получить переломов.

- Влияет ли на травматизм сезонность или другие факторы?

Для человеческого травматизма характерна не только сезонность, но и возрастные особенности. Когда выпадает первый снег, врачи начинают шутить про день травматолога, – пациенты падают и травмируются. Недаром зимой быстрее заполняется та больница, которая расположена рядом с катком. Здесь люди чаще всего ломают лодыжки и кости предплечья.

Летом почти каждый день в критическом состоянии в травму поступают мотоциклисты.

Спортсмены чаще всего травмируют коленные суставы. Жуткую картину представляет собой винтообразный перелом плечевой кости, с которым привозят любителей армреслинга.

Что касается женщин старше 60-70 лет, то для них на фоне остеопороза любое падение может привести к перелому шейки бедра.

Врач‑онколог Евгений Черемушкин: о «заразности» рака и лекарях‑шарлатанах>>

©  из личного архива

- Почему врачам свойственен цинизм и черный юмор?

Люди нашей профессии кажутся другим жесткими и суровыми, но на самом деле здоровый цинизм и черный юмор помогают врачам бороться со стрессом. Каждый день доктор пропускает через себя боль и страдания пациента, и это такой психологический способ защиты.

Я давно привык к крови, а вот видеть страдания человека до сих пор не всегда готов. После приема пациента с переломами у меня начинает болеть в том же месте, например, колено или тазобедренный сустав.

Пациентов всегда очень жалко, но стараешься абстрагироваться, ведь их нужно лечить. Юмор помогает разрядить обстановку.

- Насколько сложно работать травматологом?

В нашей стране к врачам-хирургам отношение хорошее. Когда по окончании первой ступени обучения передо мной встал вопрос выбора специализации, я пошел на кафедру травматологии и ортопедии. Именно она считалась лучшей в нашем вузе.

После вуза я попал в стационар. Ежедневно в травме проводится 10 операций, в ортопедии – 2-3. После обеда хирурги заполняют истории болезней. Рабочий день завершается обходом.

К сожалению, в нашей стране количество врачей в государственных учреждениях сокращается. В городских стационарах врачей моей специальности, так же как и любых других, сильно нагружают писаниной и другой сопутствующей работой. Поэтому врачи уходят в частные клиники.

Мне нравится то, что в частной клинике я могу развиваться, применяя современные методы лечения, а не только те, что рекомендует Минздрав. Например, сейчас мы внедряем лечение стволовыми клетками при артрозе коленных и тазобедренных суставов.

От пациентов иногда устаю, но в целом люблю общаться с людьми, нравится их успокаивать и лечить. Когда я вижу результат своей работы, я очень радуюсь.

©  из личного архива
©  из личного архива

- Как складываются отношения с коллегами и есть ли конкуренция?

Внутри отделения конкуренции нет, но она существует между стационарами. Чем больше пациентов, тем больше прибыли. С коллегами отношения хорошие, никогда не замечал, чтобы врач-травматолог нелестно отзывался о работе коллеги. Если он увидит на послеоперационном снимке ошибку хирурга, то укажет ему на это в приватной беседе.

Мы все друг друга знаем, и говорить пациенту о некачественной работе в другой клинике просто непринято. Такая вот внутрицеховая договоренность.

- Что самое главное для врача-травматолога?

Самое важное – чувствовать пациента.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.